• Евгений Ключарев: «Наша цель – миллион пассажиров»

Red Wings

Генеральный директор Red Wings о SSJ100 и перспективах виакомпании

31 июля 2015 г. парк авиакомпании Red Wings пополнился четвертым 93-местным региональным пассажирским самолетом Sukhoi SuperJet 100. В этот день лайнер с регистрационным номером RA-89008 (MSN 95016, выпущен в 2012 г.) перелетел из центра поставок АО «Гражданские самолеты Сухого» на базу авиакомпании в аэропорту Домодедово, и уже вскоре приступил к выполнению регулярных рейсов. Как и первые три «суперджета» Red Wings, первоначально он эксплуатировался в «Аэрофлоте», который, в соответствии с договором с ГСС «обменял» в 2013–2014 гг. свою первую десятку SSJ100 версии light у поставщика на машины в комплектации full.

К регулярным пассажирским рейсам на «суперджетах» авиакомпания  Red Wings приступила в начале февраля этого года. За первые полгода эксплуатации в Red Wings три SSJ100 перевезли более 116 тыс. пассажиров, проведя в воздухе свыше 3000 ч. В настоящее время они выполняют полеты из московского Домодедово в Сочи, Махачкалу, Геленджик, Симферополь, Грозный, Казань, Уфу, Ульяновск, Нижнекамск, С.-Петербург, Нальчик, Калиниград, а также Тиват (Черногория). Корреспондент «Взлёта» Андрей Блудов побывал на торжественной встрече четвертого «суперджета» Red Wings в Домодедово и взял интервью у генерального директора авиакомпании Евгения Ключарева, который поделился своими впечатлениями от первых шести месяцев эксплуатации SSJ100 и рассказал о планах перевозчика на будущее.


Евгений Александрович, что явилось определяющей причиной при выборе вашей авиакомпанией SSJ100?

Выбор самолета был продиктован необходимостью введения в парк авиакомпании воздушных судов меньшей, чем наши Ту-204, вместимости. Две размерности самолетов необходимы для более эффективной коммерческой политики. Выбор остановили на «суперджете», главным образом, из-за нашей приверженности к продукции российского авиапрома, а также из-за того, что самолет уже реально был на рынке, его сразу можно было получить.

В «Аэрофлоте» поначалу много говорили о наличии многих «детских болезней» у SSJ100. Пришлось ли Вам столкнуться с чем-то подобным?

Нет, с таким мы не сталкивались, потому что все эти самолеты уже не «младенцы», им от двух до четырех лет, и все «детские болезни» у них уже давно излечены. Есть замечания, бывают небольшие неисправности, но они все исправляемы. Но каких-то повторяющихся дефектов у самолета не осталось.

Сколько экипажей SSJ100 у вас подготовлено на данный момент? Где они проходят подготовку?

К приходу четвертого самолета у нас имеется 16 экипажей, включая командно-руководящий состав. К моменту получения пятого «суперджета», который мы ожидаем к концу октября, планируем иметь 20 экипажей. Часть пилотов наших SSJ100 раньше летали у нас на Ту-204 (например, сегодня наш новый «суперджет» привел в Домодедово наш летный директор, он – пилот-инструктор на Ту-204 и без проблем освоил SSJ100). Подготовка экипажей для нас осуществляется на двух площадках: одна – в Жуковском, вторая – в «Аэрофлоте». Часть экипажей мы набрали «с рынка» – они были уже обучены.

А где проводите техническое обслуживание и ремонт своих «суперджетов»?

Все пока делают «Гражданские самолеты Сухого» – и оперативное обслуживание, и периодическое. Начиная с осени планируем начать обучение персонала и сертификацию собственной технической базы для обслуживания SSJ100. У нас есть своя инженерная служба, уж оперативное обслуживание мы точно должны освоить. В перспективе – формы А-check и B-check. Делать «тяжелые» формы при парке меньше десяти самолетов считаем бессмысленным. Когда парк вырастет, тогда и будем обсуждать, все-таки «тяжелая» форма ТО требует наличия серьезных мощностей.

Вы уже полгода эксплуатируете SSJ100. Можете, пожалуйста, рассказать о первых результатах их работы?

В апреле налет на одно среднесписочное воздушное судно типа SSJ100 составил у нас 181 ч, в мае – 198, в июне уже 221, а в июле – 287. План августа – 330 ч на одну машину. Если мы выйдем на эти цифры – станем лидерами. Даже имея всего три самолета этого типа в парке, мы сейчас подошли вплотную к результатам мексиканцев (авиакомпания Interjet – прим. ред.). Если дойдем до 330 ч в месяц, то мы их опередим.

А карту полетов планируете расширять? По каким направлениям?

Безусловно, будем расширять. С приходом четвертого самолета мы получаем возможность увеличить частоту полетов по существующим направлениям, также с начала августа у нас добавляет направление Москва–Нижнекамск. Кроме того, сейчас ведем переговоры о добавлении некоторых региональных полетов, прежде всего, в зимний сезон. SSJ100 полетит у нас в Тиват, за счет чего планируем увеличить частоту полетов, поскольку сейчас туда летает Ту-204. С осени начинаем летать в Италию, в рамках осуществления чартерной программы, также с осени планируем начать полеты в Ереван – там будет интересная программа полетов по схеме W, которая включает Казань.

В какой конфигурации планируете получать следующие «суперджеты»? Когда они могут поступить в ваш парк?

Первые пять самолетов у нас 93-местные: 8 мест в бизнес-классе и 85 – в «экономе». Следующие пять хотим иметь в одноклассной компоновке на 103 места. Это, скорее всего, будут уже новые машины, а не со вторичного рынка, как наши первые пять, полученные по прямым контрактам операционного лизинга с «Гражданскими самолетами Сухого». Пока ведутся переговоры, но у нас все готово, включая инфраструктуру и летную программу, к выходу в следующем году на 10 машин. Лизингодателем новых «суперджетов» должна выступить Государственная транспортная лизинговая компания (ГТЛК) – это проект, предусматривающий государственную поддержку.

В чем заключается идея «мокрого» лизинга в интересах зарубежных авиакомпаний, в который планируется предоставлять ваши новые «суперджеты»?

Поскольку SSJ100 продукт на мировом рынке новый, необходимо решать проблему его продвижения. Для того, чтоб ему выстоять в жесткой конкурентной борьбе, производителю нужно либо обещать огромные скидки (что ему не выгодно), либо предложить такой сервис, который существенно упростит введение самолета в эксплуатацию. Вместе с нашим многолетним партнером – лизинговой компанией «Ильюшин Финанс Ко.» – мы сейчас обсуждаем идею «мокрого» лизинга, которая заключается в следующем: мы летаем со своими экипажами и со своим техническим сопровождением в интересах зарубежной авиакомпании, которая в ходе этого начального периода эксплуатации понимает, каков самолет «в деле», каковы его реальные характеристики, результаты работы, нравится ли он потребителю или нет, и уже после этого может принять осознанное решение по заключению контракт на покупку или лизинг. Таким образом, мы будем содействовать продвижению самолета на международный рынок, при этом и для тоже будет определенная коммерческая выгода.

Ваша компания довольно много лет уже использует Ту-204. Как Вам показался Sukhoi SuperJet 100 по сравнению с ним?

Эти два типа самолетов – абсолютно разные. Ту-204 – превосходная машина, но она была разработана еще в 80-е гг. прошлого века, в то время как SSJ100 собрал в себе все самое лучшее, что было в мире в начале нынешнего столетия. Что могу сказать точно, «суперджет» проще в обслуживании: как современная машина, оснащенная самыми новыми системами, при техническом обслуживании она может сама все про себя «рассказать». Техобслуживание Ту-204 требует гораздо больших затрат.

Что можете сказать о дальнейшей судьбы вашего парка Ту-204? Планируется ли его расширение или, наоборот, – сокращение?

Расширение не планируем, поскольку таких машин на рынке уже просто нет. У нас два Ту-204 сейчас на хранении, но возвращение их в действующий строй требует таких больших затрат, что становится нецелесообразным. Летающие шесть машин мы будем поддерживать, наша цель – «дотянуть» их до 2019–2020 гг., когда их можно будет планово заменить на новейшие МС-21. У нас с ИФК уже есть идея осуществить такой «обмен» (при поддержке государства), когда Ту-204 будут приняты по остаточной стоимости в качестве первого взноса за МС-21.

Какова дальнейшая стратегия развития Red Wings? На что Вы акцентируете основное внимание?

Безусловно, мы хотим вырасти, поскольку «конструкция» с парком в 10 машин не очень устойчива. В первую очередь, рост будет за счет расширения парка SSJ100. За счет него мы планируем уйти от прямой конкуренции в московском авиаузле – стремимся больше летать из регионов. Для этих планов SSJ100 – подходящая машина. А дальше будет видно. Сейчас в общем объеме пассажирских авиаперевозок мы пока занимаем около 3%. Наша ближайшая цель – пересечь в этом году планку в миллион перевезенных пассажиров – никогда раньше наша авиакомпания таких показателей не достигала. Следующий шаг – войти в десятку ведущих авиакомпаний России.

Сейчас у нас в парке два типа воздушных судов – на 200 кресел и на 100, но в перспективе нам будет нужно что-то «посередине». И здесь мы уже рассматриваем и «иномарки», поскольку нашему авиапрому здесь предложить пока просто нечего. Третий тип самолета нам необходим для выстраивания эффективной экономической политики.

 

 
© ВЗЛЕТ, 2004-2013. При полной или частичной перепечатке материалов ссылка на www.take-off.ru обязательна.